Материалы

Интервью Ольги Ильиной журналу " Smart diamond"

Ольга Ильина — профессионал в области обеспечения пожарной безопасности. Именно благодаря ей существует в Пензе Пензенский областной фонд научно-технического развития, некоммерческая организация, осуществляющая поиск решений любой сложности в области обеспечения безопасности, в том числе и предотвращения пожаров... - именно так начинается интервью с советником директора НАСТ Пенза по пожарной безопасности и прогнозированию рисков, директором Пензенского областного фонда научно технического развития в популярной рубрике "За чашкой чая с профессионалом" глянцевого журнала "Smart diamond", которую ведет автор рубрики известный пензенский журналист и телеведущий Давид Курума.

 

 

 "Безопасность объекта - это серьезная организационно-техническая система,

по научному — целая сложная математическая модель."

(О.М. Ильина) 

Давид: Расскажите, пожалуйста, нашим читателям про историю создания Вашего фонда.

Ольга:  Пензенский областной фонд научно-технического развития — это инженерная некоммерческая организация, которая была создана еще до меня группой единомышленников в 2003 году на базе Пензенского государственного униыерситета (ПГУ), ученых и специалистов, кому небезразлична судьба российской науки и тех, кто заинтересован в поиске внедрения новых методов в целях ее развития.

Основателями Фонда являлись научные и общественные деятели, имеющие кандидатские и докторские ученые степени, ведущие научную работу, осуществляющие преподавательскую деятельность в ведущих вузах города Пензы.

Одним из основных  векторов приложения потенциала сотрудников организации это - безопасность,  поскольку именно в этой сфере есть возможность реализовать свой потенциал у специалистов, имеющих многолетний стаж работы в области безопасности. Именно эта сфера, с точки зрения научного развития никогда не утратит свою популярность, поскольку тенденция к совершенствованию новых методов ее ореализации постоянно имеет возрастающую динамику развития.

 

Ольга Ильина СД 001

   Давид: а Вы сами кто по образованию?

 

   Ольга: Я инжнер-технолог  конструирования и производства электронно-вычислительной техники, закончила на ППИ, нынешний ПГУ, даже два года проработала в вычислительном центре института. Но 17 лет после института я работала именно в области, связанной с пожарной безопасностью на одном из крунейших пензенских предприятий, где обрела значительный опыт по работе с интеллектуальными системами безопасности.

 

   Давид: почему Вам именно эта специфика нравится?

 

   Ольга: Как я уже говорила, эта сфера всегда была и будет актуальна, а значит есть приложение творческим идеям, которые реализуются во благо людей, для защиты их жизни и здоровья. За это я люблю свою работу.

  Приход в Пензенский областной фонд научно-технического развития показал мне насколько многогранна эта сфера деятельности, которая не ограничивается лишь поддержанием безотказной  работы электронных систем, и что безопасность объекта - это серьезная организационно-техническая система, по научному — целая сложная математическая модель.

 

Давид: профессия, надо сказать, не женская! Почему Вы занялись именно этим, какие есть на то предпосылки, может это из семьи?

 

Ольга: Да, ты прав Давид. Любовь к точным техническим дисциплинам мне привил мой отец — Михаил Михайлович, который всегда и везде ищет новейшие технические решения, на каких бы должностях он не работал: от мастера до главного инженера крупного предприятия. Его по сей день коллеги зовут «Кулибин». Вот, наверно гены тут и сыграли роль.

 

Давид: Ольга,  что Вы можете еще интересного рассказать про свою семью...

 

Ольга: Родом я с Узбекистана , город Самарканд. Отец с нашей семьей переехал в Пензу, когда мне было 10 лет, поскольку корни его из Пензы. Дед его владел конезаводом и, в 1937 году его выселили в Среднюю Азию, решением  тройки, как антисоветский элемент. Такая беда в то время постигла многие русские семьи. Мама моя была известного российского графского рода Глумовых, которые тоже были сосланы большевиками в Узбекистан. Таким образом судьба и свела в Самарканде моих родителей вместе.

   Есть еще интересный факт, что мой папа с детства дружил с племянником Шарля Азнавура. При последней встрече в Самарканде Азнавур подарил отцу позолоченную зажигалку, которая о него хранится по сей день. А нас во дворе  в Самарканде  жила родная тетя известного актера Кирилла Лаврова, котрый неоднократно приезжал в гости и общался с моим папой и с нами, с детьми.

 

Давид: Расскажите нам в целом, как поставлена работа в Вашем фонде.

 

Ольга:  Фонд — это прежде всего некоммерческая организация, которая не ставит своей целью извлечение прибыли, хотя по закону имеет на это полное право. Некоммерческая деятельность фонда строится на содействии организации и проведению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, инновационной деятельности в области безопасности, экологии, информационных технологий. Методика содействия — многогранна: от съемки научно-популярных передач до финансирования новых разработок, участия в научных программах и работе всероссийских и региональных общественных, научных организаций. Фонд является базовой организацией для вновь сосзданного пензенского регионального отделения Российской ассоциации содействия науке (РАСН).

   Зарабатывать организации приходится проведением экспертных научных работ по независимой оценке пожарного риска, что внедрено недавно в повсеместную практику и закреплено на законодательном уровне. Кроме того, производим экспертизы по пожарной безопасности объектов любой сложности, которые необходимы и при застройке и для признания собственнником в суде права собственности.

   Именно пожарная безопасность у нас в средней полосе является основным гарантом надежности, именно тем состоянием, которое, к сожалению в погоне за прибылью, собственники предприятий игнорируют, не понимая, что сэкономив на этом, могут потерять весь свой бизнес, а самое страшное — поставить под угрозу жизнь невинных людей.

   Поэтому, выполняя экспертизы по пожарной безопасности, мы очень ответственно относимся к  абсолютно всем законодательным требованиям, нормам и учитываем индивидуальные особенности объекта. Практически на любом объекте можно исключить угрозу возникновения пожара, или свести ее к минимальному риску, а именно — следует выполнить все требования, подкрепив их при этом расчетами рисков.

 

Давид: Пожарный риск - это что за понятие? Расскажите про это новое направление, и откуда он у нас взялся?

 

Ольга:  Пожарный риск — это не новый термин, который имеет  практическое применение. Есть такая наука — Рискология, которая строится именно на прогнозирования наступления и развития неблагоприятных факторов, представляющих угрозу объекту и жизни людей, находящихся в нем. Сам риск — это колличественное выражение сочетания вероятности и последствий наступления неблагоприятных событий, соответственно пожарный риск — это численная величина, мера возможности реализации пожарной опасности объекта и ее последствий для людей и, естественно материальных ценностей на этом объекте. Сам по себе его расчет возможен с применением математического аппарата и знания законов физики, а также правовых основ, регламентирующих пожарную безопасность.

 

Давид: Значит, собственник, зная величину риска будет иметь объективную картину безопасности своего объекта: магазина, бара, завода, школы....

 

Ольга:  Примерно это так и есть, но чтобы он спал спокойно, необходимо еще будет выполнить все рекомендации экспертного заключения, которые являются неотъемлемой частью расчета риска. Кроме того, не все предприниматели и собственники объектов знают, что можно объект вывести сроком на три года из-под плановых проверок надзорных ведомств, предоставив им соответствующие документы и результаты экспертиз.

 

Давид: Знаю, что штрафные санкции при нарушении пожарной безопасности очень большие, тем более после известного случая, как пожар в развлекательном заведении "Хромая лошадь". Как сегодня обстоят дела с пожарным аудитом?

 

Ольга:  Хочу отметить, что это введение этого направления обусловлено тем, что научно-технический прогресс динамично движется в любой свере деятельности и любой отрасли, но мы к сожалению отстаем в его внедрении. В 1995 году впервые стали за границей применятся гибкие нормы проектирования. И если объяснить доступно, то застройщик выполняет возведение объекта, где не придерживается жестких норм и правил, такие как у нас ГОСТы и СНИПы. После застройки, он доказывает всевозможными способами о том, что его объект не представляет угрозу жизни и здоровью людей, находящихся на объекте и рядом с ним, в том числе и расчетами рисков. Это направление плавно стало внедряться в Европе и Америке, и вот в 2008 году дошло и до нас, когда само МЧС приняло вместо тысяч законов, один важный документ — Технический регламент в области пожарной безопасности, согласно которму собственник может подтвердить безопасность объекта несколькими способами.   Другими словами - раньше проверять объект мог только государственный инспектор, а теперь такими полномочиями наделили и нас — пожарных аудиторов.

   И соответственно, стало два альтернативных способа подтверждения соответствия. Первый способ, традиционный – осуществление государственного пожарного надзора, проверка объекта, выявление тех нарушений требований пожарной безопасности, применение соответствующих санкций, выдача предписаний. Вторая форма подтверждения соответствия – независимая оценка пожарного риска или аудит пожарной безопасности. Но, здесь как всегда, не так все просто. А именно, проблема теперь в сознании наших граждан - собственников объектов, которые не принимают ничего нового, а работать продолжают по старинке, в основном используя первый традиционный способ.

 

Давид: Тогда каким образом Фонд зарабатывает на оценке риска средства для совей основной деятельности и для выплаты зарплаты сотрудникам, как я понял - высококлассным специалистам?

 

Ольга:  Про наших сотрудников ты верно подметил, действительно ядро Фонда составляют высококвалифицированные специалисты по пожарной безопасности, которые имеют минимум 25 лет работы в надзорных органах противопожарной защиты и в органах внутренних дел. Все они прошли специальную подготовку  в Москве, в Главном управлении экспертизы МЧС они сдают регуляроно экзамены, подтверждая тем самым свою квалификацию. Сам Пензенский областной фонд НТР имеет аккредитацию МЧС, которую он получил одним из первых в нашей области в 2010 году.

     Работу организация по выполнению пожарно-технических экспертиз, расчету риска выполняет по многим регионам нашей необъятной родины, особенно в крупных городах, там где дух просвещения быстро обладевает прогрессивными умами и внедряются новые экономически и политически выгодные направления в работе предприятий и организаций.

Работу в нашем регионе мы ведем исключительно некоммерческую, помогаем экологии и содействуя природоохранной деятельности, образованию, участвуем в благотворительных акциях, пропагандируем безопасность, оказываем бесплатные консультации, и что важно, отмечу, мы участвуем практически во всех региональных мероприятиях  третьего сектора, содействуя при этом в деле формирования духовно-нравственных ценностей, особенно среди молодежи. Я сама являюсь добровольным помощником, экспертом Общественной палаты Пензенской области, что позволяет мне более активнее заниматься общественной деятельностью в нашем регионе. Созданная при Фонде Информационно-аналитическая комиссия как раз и реализует возложенные на нас задачи нашего сложного, но интересного времени, применяя к тому соответствующую миссию

 

Давид: А какая миссия у этой комиссии?

 

Ольга:  Целью (миссией) комиссии является: выработка рекомендаций и оценки последствий предпринимаемых решений по их развитию, мониторинг текущей обстановки, организация стратегического планирования и выработка рекомендаций по принятию тактических решений руководству для гармоничного участия Фонда в содействии как отдельной личности, так и общественным организациям в процессе реализации общегосударственных задач, в соответствии с Уставом Фонда и действующим законодательством.

 

Давид: Но данная сфера деятельности не является ли прероготивой силовых ведомств и надзорных органов?

 

Ольга:  Давид, как сказал член Попечительского совета нашего Фонда, замечательный человек с большим опытом работы в 9 управлении КГБ СССР, а сейчас он возглавляет Национальную ассоциацию телохранителей России Дмитрий Фонарев: «Нельзя противостоять угрозам не зная их природы, нельзя совершентствоваться не зная, что такое человек и зачем он появился на планете». 

Поэтому Одним из основных принципов обеспечения безопасности, согласно действующего законодательства Российской Федерации, является взаимодействее органов государственной власти с общественными объединениями в целях обеспечения безопасности. Граждане и общественные объединения участвуют в реализации государственной политики в области обеспечения безопасности.

Участие общественных организаций в области обеспечения безопасности в рамках действующего законодательства Российской Федерации продиктовано современными жизненными реалиями, необходимостью реализации потенциала их членов и участников, являющимся в большинстве ветеранами силовых структур, профессионалами в данной области, что есть и в нашем Фонде.

 

Давид:  И в завершении спрошу как у сотрудника научной, одновременно и общественной организации: что же такое безопасность? И какой основной принцип логики безопасности?

 

Ольга: С научной точки зрения, безопасность человека (security of human) - отсутствие каких либо угроз человеку, его здоровью, жизни и благополучию или защищенность его от каких-либо угроз. Данный термин стал использоваться после побликации Программой развития ООН в 1993 году «Доклада о человеческом развитии» (Human Development Report), где понятие «Безопасность человека» отнесено к людям, а не к государствам и нациям.  На первом месте должна стоять безопасность всех людей, а не только государства или нации, она должна обеспечиваться не силовыми структурами, а через общественное человеческое развитие.

 

обложка журнала СД 001

Рубрика: "За чашкой чая с профессионалом" (Автор рубрики Давид Курума, фотограф Сергей Борисов). Выпуск: август/сентябрь 2013г.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.