Материалы

Титульный доклад XVII конференции НАСТ


Исходя из современного развития общества и складывающейся ситуации на рынке частных охранных услуг с учетом особенностей совершенствования работы закона № 272 – ФЗ, руководство НАСТ России считает необходимым довести до членов ассоциации и коллег по профессии собственное видение краткосрочной перспективы принятия собственных управленческих решений в профильной области и задачи Командорств НАСТ России в свете происходящих событий.

Доклад Президента на XVII конференции НАСТ России

"Безопасность личности. Современный подход."

 Часть 1. 

Стратегия деятельности НАСТ России на 2012 -2015 год.

Уважаемые коллеги,

Цель ассоциации - «Установление профессионального подхода к обеспечению личной безопасности на территории РФ» в течении прошедших семнадцати лет остается неизменной и никакой корректировки не подлежит. Процесс установления профессионального подхода по обеспечению личной безопасности в современных условиях требует только буквального следования букве и духу уставной цели ассоциации.

А именно : НАСТ России собственным созидательным ресурсом и практическими усилиями своих членов будет стремиться к защите внутреннего рынка телохранителей от проникновения любого зарубежного побочного, а тем более негативного с точки зрения обеспечения государственной безопасности продукта и идеологии, к созданию созидательных условий для внутреннего рыночного саморегулирования, обеспечивающих процесс предоставления профильных услуг на профессиональном уровне в складывающихся общественно-экономических условиях. Это касается всех без исключения профильных сфер и этапов: обучение, тренировка, подготовка, кадровые вопросы, практическая работа, представление интересов профессионального сообщества, и других.

Для реализации этой задачи Командорам необходимо организовать информационное обеспечение планируемых мероприятий через новые возможности новой версии портала ассоциации, обращая внимание на перспективность их результатов.  

         Основным вектором конструктивного приложения усилий для членов НАСТ России в период 2012-2020 должно стать устремление в формировании общественного мнения о роли и месте профессии «телохранитель» как ответственной и надежной с целью обретения профессиональными специалистами достойного понимания и оценки со стороны не только работодателей, но и граждан России.

Как члены профессиональной ассоциации мы должны заставить себя уважать, но не на словах, а на деле, и прежде всего, через выполнение безукоризненной во всех формах и смыслах работы. И на посту личной охраны и в должности руководителя профильного подразделения и на страницах и экранах СМИ. Телохранитель в обществе должен ассоциироваться с интеллектуальным специалистом, способным решать практически любые возникающие вопросы с тем, чтобы избежать ненужных никому проблем. В то же время, телохранитель должен быть активным членом общества, аполитичным, но имеющим свою личную гражданскую позицию.

       Через утверждение стандартов в подготовке, для профессиональных специалистов НАСТ России будет создавать условия для переноса принципов здравого смысла на установление и поддержание рыночных стандартов. Это касается не только заработной платы, но и равноответственного отношения к рыночным договорным обязательствам всеми сторонами процесса реализации договорных отношений.

Достойные люди достойны соответствующей компенсации за свою работу – это справедливо и закономерно. Таков основной принцип декларируемой стратегии ассоциации. Остается только создавать условия для его реализации и самим телохранителям ему соответствовать.

 

В связи с вышесказанным приоритетными направлениями деятельности для НАСТ России устанавливаются :

  • Разработка, поддержание и развитие учебно-тренировочных и рыночных стандартов;
  • развитие клубной формы профильного рыночного маркетинга;
  • сотрудничество со смежными профильными партнерами, строго следующими профессиональной идеологии в самом широком спектре деятельности;
  • развитие в профессиональной среде обновленного по возможностям информационно-аналитического инструмента (медиаресурс ассоциации) через актуальные, с точки зрения стратегии развития НАСТ, публикаций;
  • создание условий для принятия обществом предлагаемого видения правового поля для профессиональных российских телохранителей.

     В связи с этим должное внимание со стороны руководства ассоциации будет уделено сотрудничеству с выставочно - форумными компаниями и целевому ведению рубрики «Безопасность личности» в журнале «Менеджмент безопасности», а также разделу новостей и публикаций (авторские блоги) на обновленном сайте НАСТ России.

В краткосрочной перспективе создание новых форм работы ассоциации не предусматривается. Командорам ассоциации настоятельно рекомендуется улучшить качество работы на местах через эффективную обратную связь с коллегами, представителями СМИ, пользователями услуги а также профильных и профессиональных партнеров НАСТ. В особой степени это касается регионов «Урал» и «Юг», которые рассматриваются как наиболее перспективные, с точки зрения структурного преобразования в Командорства.

Цель краткосрочной деятельности – поиск и привлечение к работе в ассоциации молодежи от 18-20 лет для ее воспитания в профессиональном аспекте и перспективе замещения административных постов в ассоциации.

При этой работе нужно учитывать, что регион «Запад» ( Псков, Брянск, Орел, Курск, Смоленск) практически за восемнадцать лет работы отклика на идею не предоставил. НАСТ не стремится к искусственному образованию. Наоборот, в соответствии со второй концепцией развития, принятой в 2009 году, мы избавляемся от нерабочего балласта и выстраиваем административную вертикаль на проверенных и надежных кадрах.

По вопросам обучения, подготовки и тренировки приоритеты Академии остаются за подготовкой кадров имеющих опыт работы в группах личной охраны. Как показала многолетняя практика, нет смысла вкладывать знания в случайных людей и совершенствовать навыки с теми, кто не рассматривает свой дальнейший жизненный путь в этой профессии. НАСТ интересуют люди, которые будут жить этой профессией, а не существовать за счет нее.

Методический акцент при подготовке реализуется в области реальной практики современных телохранителей, с учетом возможной работы на различных участках постовой деятельности от линейного телохранителя до руководителя подразделения личной охраны.  

 Стратегия ассоциации в краткосрочный период до 2015 года строится, исходя из реалий развития общественных отношений в соответствии с аналитическими прогнозами и рекомендациям ИАЦ НАСТ России.

Часть 2. 

Российские телохранители. Рыночные и правовые аспекты деятельности. 

Ситуация с телохранителями достаточно динамична и развивается в России в силу взаимосложения трех факторов таких как, экономическое развитие государства, социальная напряженность в обществе и состояние правового поля в сфере оказания частных охранных услуг. Спрос на телохранителей в значительной степени зависит не столь от существования, сколь от проявления потенциальных угроз в социуме. Чем выше вероятность таких проявлений, тем спрос на профессиональные кадры в области обеспечения личной безопасности выше. Особенностью проявления такого интереса в последние три года стал повышенный интерес потребителей услуги к качеству исполнения, а также и к независимому или внешнему аудиту уже рабочих групп личной охраны.

Основными рыночными площадками для телохранителей были и останутся крупные города. Современный мир развивается мегаполисами. Именно там и концентрируются потенциальные потребители этой услуги. Меньшие города также имеют свои потребности в этой услуге, которые формируют , в основном градообразующие экономические структуры. Общее расчетное количество телохранителей в России на перспективный период прогнозируется в пределах 8 - 10 000 человек. То есть, примерно сто человек на среднестатистический миллион городских жителей. Рынок по спросу имеет некоторые колебания, обусловленные вышеперечисленными факторами.

В связи с этим, одной из основных задач регионального руководства ассоциации входит интеграция коллег через Командоров НАСТ с целью образования устойчивых как профессиональных, так и рыночных связей. Это вызвано прежде всего пониманием того, что вопрос обретения телохранителями своего правового пространства в системе государственного развития по косвенным признакам начинает обретать реальные формы.

Нам нужно быть готовыми самим к реальным шагам на встречу обществу и не ждать благоволения обеспокоенных этой темой политиканов или далеких от реалий профессионального рынка законодателей.

По прогнозам ИАЦ НАСТ 2012 год проявит основные пункты правил оборота служебного оружия в частной охранной сфере. Также в течении двух лет должен принять окончательные формы закон об ОООП ( огнестрельном оружии ограниченного поражения). Будет понятно каким оружием и в каких правовых рамках телохранители смогут им пользоваться.

При принятии закона о свободной продаже короткоствольного нарезного оружия (пистолетов) ситуация на рынке услуг по обеспечению личной безопасности претерпит значительные изменения. Перспективы такого развития событий отражены в материале рубрики «Безопасность личности» майского номера «Менеджмент безопасности».

По мнению ИАЦ НАСТ России, в обозримом будущем реальный контроль за профессиональной деятельностью (а не только за оборотом оружия) вне зависимости от сторонних объективных и субъективных факторов может находиться в двух ведомствах – МВД или ФСО России. В связи с этим мы рассматриваем три варианта развития событий :

Первый (наиболее вероятный)

В действующее законодательство о частной охранной деятельности через ГД РФ вносится пункт «услуга защита жизни и здоровья охранником – телохранителем» ( т.е. охранники 6 разряда, имеющие право на ношение служебного огнестрельного оружия при заключении контрактов росчерком законотворческого пера переименовываются в «телохранителей») с огнестрельным оружием. Технически это совсем не сложно. практически – это профанация. Буквы на постах не работают. Работают люди, как бы их не называли. То есть то, о чем сегодня мечтают профильные законодуматели произойдет. ЧОО смогут заключать целевые контракты.

Далее утверждается программа повышения квалификации через те же ЧОУ, которые сегодня имеют право на квалификацию охранников 6 разряда с профильными нюансами. Контроль за деятельностью охранников-«телохранителей» со стороны государства в полной мере остается за МВД.

По сути ничего не меняется, но создаются условия для формирования стандартных контрактов на оказание новой услуги. И это позитивная составляющая. Негативная сторона данного развития событий заключается в том, что профподготовка останется формальной. Базы для профессиональной интеграции и более того, повышения качества услуг простым изменением буквы закона создать невозможно. Следовательно, качество оказываемых услуг и соответствующие специфические нюансы профессии изменений не претерпят. А также и социальные гарантии телохранителя по завершению его профессиональной карьеры ничем не будут отличаться от таковых для обычного охранника. То есть телохранитель останется охранником. Но рынок требует именно профессионалов, а не охранников, пусть даже 6-го разряда.

Второй (предпочтительный для профессионального сообщества, но с вероятностью, стремящейся к минимуму)

Указом Председателя правительства РФ в классификатор профессий вносится профессия «телохранитель». Появляются требуемые законом категории. Через Министерство образования утверждаются требования к профессии, а также необходимая для этого программа обучения. Процесс квалификации делегируется ФСО и через уполномоченное учебное заведение на основе выработанных стандартов подготовки, группой экспертов этого заведения происходит не только обучение, но и квалификация телохранителей. Создается официальный всероссийский Реестр телохранителей. Оружие остается под контролем МВД, а квалификацией занимается ФСО. Реестр может служить вполне реальной базой для решения кадровых вопросов не только для ФСО, но и МВД, а также в системе охраны служебных приставов и свидетелей. Но нужна ли такая дополнительная нагрузка ФСО ?

Безусловно, что второй вариант наиболее приемлемый с точки зрения качества подготовки специалистов личной охраны, так как ЧОУ просто не в состоянии обеспечить уровень подготовки, требуемый на рынке, так как ни одно из них не имеет ни опытных инструкторов, имеющих достаточный личный опыт работы на постах личной охраны, ни современных методических материалов, которые отвечают требованиям современных рыночных реалий. Более того, на территории России лицензированные ЧОУ не в состоянии обеспечить единство качества обучения, так как в каждом из них работают разные специалисты с различным уровнем понимания и опыта преподавания, да и материально-техническая база у каждого ЧОУ разная.

В настоящее время ЧОУ занимающиеся подготовкой телохранителей обеспечивают начальный уровень знаний для того, чтобы человек только вошел на рынок, но профессионального роста ни одно ЧОУ по определению обеспечить не может. Это происходит только при обретении специалистом положительного постового опыта.

При развитии подобных событийных рядов Академия НАСТ России не видит смысла в сотрудничестве с ЧОУ. При необходимости, мы готовы указать на методические неточности, но не больше.

Уже двадцать лет мы разговариваем на разных языках и с каждым годом этот язык в диалоге с ЧОУ становится все более и более иносказательным, и его смысл сводится к народной мудрости, которая гласит, что такая простота хуже воровства.

Третий более прагматичный вариант событий предполагает внесение профессии «телохранитель» в общероссийский классификатор профессий и должностей, передачу подготовки и квалификации в сертифицированные для этой цели ЧОУ, ставя сдачу квалификационных экзаменов под контроль МВД, что имеет достаточно весомые перспективы. Подобный опыт, который оправдывается практикой в работе органа, контролирующего сдачу проверок охранниками будет не обременительным и для телохранителей. При всей своей очевидности данный вариант имеет целый ряд разнообразных «тормозов».

При всем сказанном остается открытым вопрос об индивидуальной трудовой деятельности телохранителей. То есть, может ли правопослушный, и конечно, должным образом квалифицированный, гражданин РФ зарегистрировать ИП и оказывать услуги по обеспечению личной безопасности как вооруженные (травматическое оружие), так и невооруженные в частном порядке ?

***

Как бы ни развивались события, связанные с обретением в ближайшие годы телохранителями собственного правового поля, НАСТ России имеет тактические варианты выстраивания механизмов решения собственных интересов, основанные на указанных выше приоритетах.

То есть, уже сегодня НАСТ России готова предоставить ответственному государственному органу свое видение не только правового поля телохранителей, их квалификации, но и рыночной модели, основанной прежде всего, на соблюдении согласованных интересов государства и общества. Российская школа личной охраны должна стать тем, чем может гордиться страна на мировом уровне, и для этого есть все, кроме желания идти на встречу этой идее со стороны законодателя через образования правового поля и признания государством роли и места в своем развитии этой благородной, но не благодарной профессии.

 

 


Часть 2.1 

Цели и пути решения вопроса обретения правового поля профессией «телохранитель» в РФ.

Данная часть доклада выстроена на основе имеющейся в архиве НАСТ России служебной записки, которая в настоящее время не имеет адресата. Этот документ, имеющий подробное описание нюансов и программу подготовки целиком может быть передан только в государственное ведомство, которое проявит интерес к решению означенного вопроса.

Обоснование.

Необходимость создания данного документа обусловлена, прежде всего, здравой логикой в осознании процессов развития современного государства и общества, понимание устремлений руководства страны по ее экономической модернизации и установлении приемлемых морально-этических норм во всех сферах становления современного устойчивого общества, состоянием текущего законодательства в сфере частной охранной деятельности и насущными потребностями существующего класса потребителей услуги по обеспечению личной безопасности и гражданами, ее оказывающими.

За двадцать лет в постсоветской России сформировалась уникальная современная культура телохранителей, которая не имеет аналогов в мире, так как ее профессиональные основы были заложены глубочайшим историческим фундаментом, на котором десятилетиями строилась одна из лучших в мире систем обеспечения личной охраны. В предшествующие годы идея профессионального подхода усилиями квалифицированных специалистов была прочно утверждена в сознании общества, на себе ощутившего реалии постсоветского периода становления российской политики, экономики и общественных отношений.

Однако, в силу объективных причин со стороны государства должного признания необходимости законодательного закрепления идеи профессионального подхода по обеспечению личной безопасности граждан эта принципиальная для развития современного общества сфера услуг позиция по до сих пор не получила.

Формирование правового поля, регулирующего услугу по обеспечению личной безопасности, которая с упрощенной подачи рыночных глашатаев в России именуется «телохранитель», с точки зрения специалистов, обусловлено объективно назревшей потребностью, отражающей насущные интересы гражданского общества. Законодательное закрепление правового поля профессии «телохранитель» с позиций совершенствования правовой базы управления развитием общественных отношений, без преувеличения своевременно выразит стремление государства к нормализации не только экономических, но и морально-этических основ в частности и в столь уникальной сфере предпринимательства как частная охранная деятельность.

 Социальная защищенность телохранителей с одной стороны, юридические основы защиты интересов потребителей услуги с другой, появление четких принципов и правил при оказании данной услуги создадут устойчивые основания для искоренения резонансного произвола со стороны частных «охранников-телохранителей» в отношении граждан, созданию цивилизованных условий для регулирования отношений между потребителем и исполнителем данной услуги, а также нейтрализации неконтролируемого проявления латентного насилия в отношении граждан со стороны зависимых от работодателя легально вооруженных людей.

В настоящее время на российском рынке частных охранных услуг потребность в обеспечении личной безопасности существует, и сохраняет устойчивую тенденцию к ее востребованности на более качественном, профессиональном уровне. Отсутствие правового поля приводит не только к профанации сути услуги, но и к существованию предпосылок для реализации сиюминутно возникающих интересов латентного административного и уголовного криминала.   Как следствие, отсутствие правового поля у профессии «телохранитель» ведет к неумолимому поглощению рыночными реалиями позитивного общественного эффекта, связанного с наличием этой уникальной культуры, присущей только российской школе телохранителей. 

Описательная часть.

В России услуга телохранителей стала востребована с 1989 года, после появления закона «О кооперации». В 1992 году закон РФ « О частной детективной и охранной деятельности», введя в рыночные реалии огнестрельное оружие, предоставил возможность решать гражданам встающие перед ними задачи с его использованием, а в отдельных случаях и с применением. Общественный резонанс не замедлил сказаться и, в силу объективных причин, уже в 1996 году контролирующие органы запретили выделение «телохранителей» из программ обучения частных охранников, а также использование термина «телохранитель» частными охранными, тогда еще предприятиями, не только в юридических документах, но и рекламных целях.

В рамках текущего законодательства, даже после принятия корректирующего текущую ситуацию закона № 272 – ФЗ от 12 декабря 2008 года , именно охранники, но никак не телохранители, по сути беря на себя часть рисков охраняемого лица, оказывают весьма востребованную определенной категорией граждан услугу – защиту жизни и здоровья граждан. Однако, юридически они несут ответственность за совершенно другое, оговоренное в документе как «предмет договора». Закон не разрешает оказывать эту услугу с оружием, поэтому договора заключаются, как правило на охрану носимого имущества. Такие «детские игры взрослых людей» продолжаются уже двадцать лет. И в принципе, рынок адаптировался к подобному обстоятельству.

В этой связи следует отметить, что по сути ущербная, но вынужденная форма отношений достаточно устойчива и устраивает не только большинство участников рынка, но и контролирующие органы по одной причине – другого видения решения этой проблемы пока нет. Есть здравое понимание ее порочности, которая всплывает только после резонансных происшествий. Решение данной проблемы, которая для законодателей не является первоочередной, ложится на плечи профессионального сообщества. При этом, порочный опыт традиционных путей «проталкивания» изменений в текущее законодательство в «интересах частной охраны» через амбициозные, но не профессиональные лоббистские группы лишь усугубил и без того запутанные отношения в рыночном секторе. Принятие закона только из благих намерений порождает трудности с которыми неминуемо сталкиваются те, кто обязан следовать этому закону ради закона.

Телохранитель рассматривается профессионалами как часть современной российской культуры. И чтобы занять свое место как инновационной модели в системе строительства современных гражданско-правовых отношений, тем самым реализовав свой профессиональный и патриотический потенциал внести свой вклад в усилия руководства страны по развитию общества, телохранителям со стороны государства должно быть предоставлено собственное, гармонично сбалансированное правовое поле.

Парадокс, но на сегодня самыми заинтересованными лицами в наведении ясности в обсуждаемом вопросе являются потребители данной услуги. К этой категории потребителей услуги телохранителей, в первую очередь, относятся лица, имеющие не просто ключевые, но и достаточно значимые позиции в экономике страны, но не подлежащие государственной охране. В том числе и зарубежные гости страны, ведущие не только бизнес, но и представляющие общественно-политические организации высокого уровня, которые ответственно подходят к организации обеспечения безопасности собственных мероприятий.

Однако, не имея большого желания ввязываться в несвойственные им действия, потребители вполне удовлетворены существующим положением вещей. Вопросы решаются и без лишних телодвижений. Телохранители, а это очень малая часть и без того практически бесправных охранников не являются движителями прогресса. Их также все устраивает, кроме, естественно, заработной платы. О будущем их ничего не заставляет думать, так как профессиональная часть телохранителей (а это примерно 7-10 процентов от всех занимающихся личной охраной) имеет реальные перспективы трудоустройства в системе своего «хозяина» по достижении предельного для профессии возраста, а остальные просто надеются на «счастливый случай». Нет обязательств - нет перспектив. Нет перспектив - нет мотивации для профессионального роста.

 

 

 

А вот решение вопроса квалификации телохранителей невозможно без системного подхода к обучению, квалификации, контроля деятельности и создания юридической базы для цивилизованных отношений с потребителями данной услуги. Проще говоря, цивилизованные отношения невозможно строить без конкретных контрактных обязательств. А вот контракты заключить невозможно без наличия правового поля. Да и большой вопрос, кто из потребителей будут готовы заключать профессиональные, грамотные с юридической точки зрения контракты, которые обяжут их соблюдать общепринятые правила игры ?

Потребители обеспечивают свою личную безопасность за свои же деньги, которые вкладывают в подготовку и оплату услуг избранных ими людей на постоянной основе. Но примерно 10 процентов рынка составляют услуги эпизодического характера, предоставляемые на короткое время. Вопросы, связанные с ношением и хранением огнестрельного оружия не являются краеугольными и вполне цивилизованно решаются всеми заинтересованными сторонами в правовом поле деятельности ЧОО. При этом, при пока «джентльменском соглашении» сторон на оказание этой услуги с травматическим оружием или без такового, вообще не требуется никакой лицензии. В этом случае контроль со стороны государства возможен лишь в рамках общеприменительной юридической практики.

В текущем законодательстве, регулирующем возникающие при этом правоотношения, нет юридически приемлемого термина, описывающего суть услуги, а следовательно и понятия «телохранитель», как впрочем, и понятия «безопасность». Это еще один краеугольный камень, который придется «двигать» законодателю, если идти по пути принятия отдельного закона РФ «О телохранителях».

Напомним, что сегодня все отношения строятся с телохранителями «на честном слове» и в лучшем случае регулируются вышеупомянутыми «джентльменскими соглашениями». И это работает. Худо-бедно, но работает. Но при развитии общества существующие договорные рамки могут и не выдержать. Контролировать процесс станет на порядки сложнее.

Сегодня, профессиональный телохранитель, как уникальный специалист ни социально, ни юридически ни в какой степени не защищен. При этом, российская школа личной охраны прочно заняла лидирующее место в мировом рейтинге, не имея даже близко по сравнению себе подобных. За двадцать лет практической работы на свободном рынке (частная охранная деятельность) на основе лучших отечественных профессиональных традиций сформировались достаточные условия для формализации и утверждения в обществе этой профессии, которая составляет неотъемлемую часть современных как экономических, политических, так и социальных отношений.

Однако, сегодня под видом «охраны ценностей», эта услуга оказывается в полном объеме, а при финансовых возможностях потребителя, и с огнестрельным оружием, на законных основаниях. Свободный рынок телохранителей, учитывая определенные латентные особенности, позволяет любому платежеспособному гражданину иметь «при себе» не только «личный «ИЖ 71», но и вооруженное мобильное подразделение, готовое выполнить его поручения. Как показывает рыночная практика, эти поручения далеко не всегда вписываются в существующее правовое поле. И очень сложно говорить о том, как это законно носимое оружие может быть использовано частными охранниками.

Особенностью современных реалий выступает факт того, что сам предмет договора между клиентом и частной охранной организацией в возникающих отношениях практически не идентифицируется по причине отсутствия ключевых понятий в правовом поле. От этого и возникают серьезные «перекосы» в работе людей с оружием в интересах заказчика, не говоря о нарушении правил оборота огнестрельного оружия статистика которых латентна. Примерно такая же ситуация сложилась и со спецсигналами на статусные автомобили. Что и как происходит на улице знает только улица.

Текущее законодательство РФ не имеет правового поля, должным образом описывающее правоотношения, возникающие при оказании услуги по обеспечению личной безопасности. Объективной причиной данной ситуации стала нехватка знаний предмета законодательного регулирования разработчиками закона «О частной охранной и детективной деятельности» в далеком 1992 году. Профильным ведомством этой профессии в России исторически является структура государственной охраны ( 9 Управление КГБ СССР – ФСО РФ), а контрольные функции в области частной охраны, а также и регулирование оборота огнестрельного и травматического оружия в России выполняет УЛРР ДООП МВД РФ. Но к рыночным, а тем более к договорным отношениям между заказчиками и исполнителями этой «фантомной» во многих смыслах услуги эти ведомства интереса не проявляют.

Сегодня основным генератором идеи «исправления несправедливости в отношении телохранителей» выступают, в основном, функционеры общественных организаций имеющие собственные интересы, лежащие в области либо реабилитации за неудачную «кампанию 272», либо в попытках занять лидирующее место в новостных лентах. Тема законотворчества в области «телохранительства» со стороны НАСТ России была закрыта в 2004 году после встречи с реалиями государственной машины. Ассоциация предпочла принципы «идти до конца» принципам разумного смысла и правилу эскулапов «не навреди».  

Однако, не смотря на отсутствие правового поля данная услуга весьма распространена и достаточно остро востребована в так называемой частной (внебюджетной) сфере экономических отношений. Более того, профильные эксперты прогнозируют возрастание спроса на квалифицированных телохранителей в условиях перенаселения мегаполисов и обострения социальной напряженности и проявления немотивированной агрессии, провокационных протестных акций в широком спектре – от националистических до политических и откровенно криминальных, опасения за жизнь и здоровье членов своих семей, ведущих специалистов – управленцев и других категорий потенциальных клиентов частных телохранителей.

Текущее законодательство не разрешая прямо, но опосредствованно позволяет использовать огнестрельное оружие для охраны «жизни и здоровья» граждан. Более того, разрешенное законом травматическое оружие, переведенное поправками к закону «Об оружии» ГД РФ от 21 декабря 2010 года в разряд ОООП (огнестрельное оружие ограниченного поражения) пока не требует от телохранителей ни лицензий, ни специальной квалификации для его ношения и применения и весьма активно обретает популярность в этой сфере деятельности. Предоставление номинальных услуг по сопровождению граждан и гостей страны вообще никаким образом не регулируется и остается предметом частного соглашения.

Отсутствие правового поля и описания самого термина «телохранитель», сути его работы, не дает возможности юридически оформить услугу, учесть интересы не только сторон, но и государства в форме учета налогообложения на доход физического или юридического лица от свершенных сделок на оказание услуг. Кроме этого, практически невозможно утвердить квалификационные, обучающие и подготовительные учебные программы в Министерстве образования по причине отсутствия самого объекта обучения.

 

 

 

В силу указанных причин сегодня в РФ телохранители представляют собой абсолютно неконтролируемую с государственной точки зрения, а поэтому и достаточно неорганизованную, а вследствие этого и непредсказуемую часть общества, которая «условно законно» выполняет услуги с оружием, при этом, в основной своей массе, являясь достаточно приближенной к людям, которые являются важными игроками в политической, экономической и общественной жизни современной России. Сами же телохранители не имеют никакой социальной защиты.

Серьезной проблемой в сложившейся ситуации выступает наличие возможности использования деструктивными общественными и криминальными элементами использовать профильный потенциал телохранителей в своих целях.

Резюмирующая часть

Вышеупомянутое гармоничное правовое поле подразумевает состояние согласованности интересов всех сторон процесса правоприменения будущих его положений. ИАЦ НАСТ России определяет следующих заинтересованных в реализации процесса нормализации отношений в профильной области субъектов-носителей интересов :

  • Государство в лице законодательного органа как гарант социальных привилегий трудящихся налогоплательщиков
  • МВД РФ в лице системы лицензирования и контроля, контролирующий частную охранную деятельность и оборот огнестрельного оружия как ответственный орган госполитики в данной сфере
  • ЧОО как исторически сложившийся субъект доминирующего большинства профильных договорных отношений
  • Охраняемые лица как потребители услуги по обеспечению личной безопасности
  • Телохранители как непосредственные исполнители договорных обязательств

В современных условиях развития государства и общества для обретения телохранителями собственного правового поля возможны только три варианта согласования интересов сторон через :

  • Принятие закона РФ «О телохранителях»
  • Внесение поправок в текущий «ФЗ №272» и остальные правовые акты
  • Внесение профессии «телохранитель» в «Общероссийский классификатор профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов» (ОКПДТР)

Все остальное – от лукавого. Для объективного анализа необходимо кратко рассмотреть все три варианта. Итак,

Закон РФ «О телохранителях»

В первом приближении задача выглядит грандиозно и фундаментально. Закон –это не инструкция. Закон – это серьезно. Любой федеральный закон в первую очередь затрагивает самый широкий спектр межведомственных интересов. Для того, чтобы «продавливать» свою линию через ведомственные редуты инициатору- законодателю нужно иметь весьма весомые аргументы и непробиваемую мотивацию. Об остальном количестве особенностей согласования ( не говоря уж о принятии) даже говорить страшно…

И вот исходя из этого первой же очевидной проблемой является содержательная часть законопроекта. Что собственно законодатель хочет внести в текст такого, что коренным образом улучшит ситуацию с этой услугой в России и чтобы всем сразу стало хорошо ? И как быть с действующим «законом №272» ?

А о том, что закон попадет на согласование в МВД, как главному праворегулирующему ведомству в данной сфере даже и говорить не приходится. Что же такого нужно написать в тексте такого мудрого с одной стороны и интересного (выгодного) с другой, чтобы МВД с радостью его согласовало ? И кто собственно будет его писать ?

Резюме: пока нет окончательного текста законопроекта, говорить не о чем. НАСТ России готов рассмотреть готовый документ и высказать критические замечания, но никаким образом не участвовать в его разработке. Имея богатый практический опыт как в постовой работе, так и в исполнении документооборота, мы не хотим нести ответственность за красивые идеи и их безграмотное исполнение.

Внесение поправок в текущий «ФЗ №272»

Старая песня о главном. Путь более короткий, но не значит, что эффективнее. Написанное всегда легче править. Но главным все таки остается идея что и зачем изменять. Можно в текст внести формулировку следующего содержания «телохранитель – это охранник 6-го разряда, имеющий право защищать жизнь и здоровье с огнестрельным оружием». Что изменится? Рынок получит возможность заключения детальных, а значит, более правомочных договоров – контрактов. Начнется ли при этом эпопея тотального обучения и квалификации ? Вопрос открытый.

Что изменится по сути оказываемой услуги ? Без квалификации телохранителей этот вопрос вообще не обсуждается. Но вот проблема остается в том, что в «законе 272» нет понятия «безопасность», то есть то, что по своей сути обеспечивает телохранитель, что составляет основной предмет договора. А нет понятия нет и программ обучения-квалификации. Конечно, придумать то все можно, но без теории практика работает непредсказуемо. Вносить этот термин в текст действующего закона представляется еще большей проблемой, так как закон РФ «О безопасности» уже существует, и как «утрясти» фундаментальные основы вопрос сложный. Более того, а МВД это нужно ? Еще толком не понятно как будет решен вопрос с передачей оружия от ЧОО, порядок получения и сдачи и много чего еще, а если в дополнения ко всему появятся и особые охранники-телохранители, то что, опять переписывать служебную документацию, или как ?

Может просто «под шумок» запретить этим ребятам шастать по городу с огнестрелом, а всучить им травматику, чтобы впредь неповадно было с откровенными глупостями в министерские коридоры соваться ?

При всем этом «продвинутая» часть телохранителей с травматическими пистолетами и остальные безоружные специалисты останутся таковыми каковыми они сейчас и являются. Их это никак не коснется.

Резюме: НАСТ России вообще дистанцируется от участия в таком сценарии развития событий. Мнение телохранителей здесь никакой роли не играет. Они остаются крепостными охранниками.

Внесение профессии «телохранитель» в ОКПДТР

Это принципиально иное решение вопроса. Не проблемы, но вопроса. При таком развитии событий особо никто никого спрашивать не будет. Если стране нужна такая профессия, то согласно уже существующему порядку (менять ничего не нужно), установленной Министерством труда и социального развития формой через Совет Министров вносится предложение о включении еще одной новой и нужной обществу профессии – «телохранитель». Распоряжением Премьер Министра РФ (без лишних согласований) профессия вносится в ОКПДТР и телохранитель получает право занять соответствующую должность в любой организации, где он также востребован, как например, менеджер, сварщик, водитель или бухгалтер. Есть такая профессия и у нее должны быть разряды и тарифы, а так же требования и указанные формы, методы и способы обучения. Кем выдается квалификационные документы ? Государством. Про обучение и контроль уже говорилось выше в разделе «Варианты».

Вопрос с оружием. Если работодатель с которым телохранитель подписал обычное трудовое соглашение при занятии вакантной должности, считает необходимым, чтобы телохранитель выполнял свои обязанности с оружием, то он от лица компании заключает договор об аренде того самого или другого «Иж - 71» с УВД (или другим подразделением МВД) по месту регистрации (или фактического нахождения) и телохранитель вооружается в установленном порядке, конечно, если он имеет полученную в соответствии с законом порядке квалификацию охранника 6го разряда ( то есть, имеет право на ношение и применение). Этот разряд он получает при прохождении государственного обучения и потом периодически подтверждает его. Де факто, любое ООО в том числе и ЧОО, может нанять себе телохранителя с огнестрельным, травматическим оружием или без такового (например, водитель с должностными обязанностями телохранителя).

 

 

 

То есть, в этом случае, оружие телохранитель сможет получить только на основании договора аренды между подразделением МВД и юридическим лицом, принявшим квалифицированного гражданина на штатную должность телохранителя. Безусловно, соответствующие санкции за нарушение всего, чего написано, должны быть жесткими. Правовые основы ношения и применения в полной мере соответствует действующим нормам Конституции, «Закона об оружии», «ФЗ № 272». При этом, ЧОО остается вправе заключить договор как с физическим лицом на оказание услуги по «защите жизни и здоровья» (охраняя чего угодно на теле клиента, как собственно сейчас и происходит), так и с юридическим лицом, отправляя своего штатного сотрудника в служебную командировку ( в принципе – это варианты, которые могут быть как расширены, так и сужены).

Более официально и детально эта позиция может быть проработана только после того, как к ней проявит интерес представители государственных органов. Бессмысленно шлифовать документ, который не имеет ни адресата, ни даты своего рассмотрения.

Про интересы

Телохранители получают свой заслуженный статус. Они вольны выбирать пути развития как себя лично, так и своего бизнеса (если разрешат индивидуальную предпринимательскую деятельность).

Заключая правомерный контракт с работодателем, а в идеале это может быть и юридическое и физическое (необходимое пояснение–ниже) лицо, телохранитель, освобождаясь от «крепостной зависимости» от ЧОО с чувством собственного достоинства начинает преследовать свои интересы во всех выплатах, гарантиях, охране труда, страховках и т.п., работодатель получает профессиональные правила игры и конкретную ответственность за недобросовестное исполнение договорных обязанностей телохранителем, государство – налоговые отчисления, МВД избегает лишней суеты при ином развитии событий, никакие ведомственные интересы при этом не ущемляются, оно продолжает контролировать оружие (а может даже и квалификацию, если ФСО не сочтет снизойти до рыночных телохранителей). Что касается ЧОО, то эти структуры сохраняют «статус-кво» и ели не проведет никакой маркетинговой работы, то вообще ничего не получает – ни прибыли, ни убытков.

Что касается вопроса по индивидуальной предпринимательской деятельности телохранителя, то эта ситуация видится очень просто – если телохранитель зарегистрировал свое ИП (вопрос о такой возможности в принципе правомерен, и видится в положительном решении), то огнестрельного оружия «сам для себя» он не получит.

Nota Bene.

Учитывая все вышеизложенное необходимо учитывать один очень важный момент, который может кардинально изменить рыночную картину для телохранителей в случае положительного решения Правительством РФ вопроса о разрешении свободного хранения, ношения и применения короткоствольного огнестрельного оружия, который усиленно муссируется поборниками прав человека и лоббируется страждущими нажиться на обучении стрельбе и продаже такового. НАСТ России категорически против такой возможности. Но если здравый смысл капитулирует, то вопрос о работе телохранителей в некоем правовом поле окажется в неимоверно сложных условиях, вплоть до потери смысла говорить о нем правовыми терминами. Если человек носит оружие, он может защищать не только себя, но и другого человека, который «случайно» находится вместе с ним. Количество предложений по работе «телохранителей» вырастит в разы и никакой лицензии, а тем более квалификации, им будет не нужно. При таком положении вещей от 30 до 50 процентов телохранителей просто покинут ЧОО и перейдут на вольные хлеба к тем же охраняемым лицам, чьи траты на охрану уменьшатся, а зарплата телохранителей возрастет пропорционально. Платить ЧОО будет не за что. Главное – чтобы пистолет был.

Более того, превратив боевой пистолет в средство производства, государство может встать перед реальностью того, что вся эта затея с частной охранной деятельностью окажется откровенной забавой. Зачем лицензия, если есть законно купленный пистолет ?

Отправляясь к вышесказанному, хочется резюмировать, что при решении слишком деликатного вопроса обретения правового поля телохранителями в России безмерно важно и крайне необходимо именно согласование, а не директивное законодательное указание. Иначе ничего не изменится. Люди найдут правомерные способы обойти букву закона так как «джентльменские договоренности» никто отменить не в силах. Только интерес движет человеком. Как говорится, не будет интереса не будет и прогресса. Можно написать все, что угодно, только большим вопросом останется результат всех движений ума и печатной машинки.

Май 25 2012 Москва

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.